Семенчино

ДЕТИ ВОЙНЫ

Давыдова (Миронова) Нина Ивановна труженик тыла и ветеран труда

Давыдова (Миронова) Нина Ивановна труженик тыла и ветеран труда

Мы, молодое поколение, не должны забывать тех, кто в годы войны самоотверженно трудился в тылу. Они ведь тоже были как на передовой, делая все для фронта, все для победы. И этими людьми в основном были женщины, старики, подростки. Но с каждым годом все сложнее найти участников и свидетелей Великой Отечественной войны.

В деревне Семенчино Козловского района живет скромная, милая женщина – Давыдова (Миронова) Нина Ивановна, эта моя мама. Ей 22 января исполнилось восемьдесят восемь лет. Вот, что она рассказала нам об этих трудных, жестоких годах войны…

«Когда началась война, мне было 13 лет, я закончила 6 классов Семенчинской семилетней школы. Двадцать второго июня стояла жаркая погода, мы с мамой работали в огороде. К нам прибежал сосед дядя Павел со страшным известием, он тогда работал в соседней деревне Янгильдино в магазине и ему кто-то сообщил, что началась война. В этот момент я не понимала всех ужасов войны, что нас ожидает.

Помню, как отец получил повестку из военкомата, провожали, плакали навзрыд, не хотели пускать. Мама осталась одна с детьми, нас было шестеро, самому младшему – четыре годика. Когда стали уходить на войну мужчины, парни, вот тогда настали тяжелые времена для всех. Все домашние работы и работы в колхозе легли на плечи женщин, стариков и детей. Хозяйство колхоза «Искра» было большое, с правой стороны от правления простирались пшеничные поля, с левой — картофельные поля и кормовой свеклы. В далекие довоенные годы в нашем колхозе были фермы с коровами, овцами, свиньями, курами и конюшня.

После ухода мужчин на войну рабочих рук стало не хватать. Всех трудоспособных детей впрягли в работу. Мальчики ухаживали за скотиной. Мы, девочки пололи картофель, кормовую свеклу. Когда подошло время сбора урожая, на жатву вышел и стар и млад. Днем жали рожь и пшеницу, делали снопы, а вечером девочек оставляли молотить пшеницу и наполнять в мешки. Утром мальчики эти мешки грузили на тележки и отвозили в Тюрлему в заготзерно.

Осенью, когда с колхозного поля была убрана картошка, мы с друзьями ходили собирать гнилую картошку, из которой вымывали крахмал, чтобы употребить в пищу. Дома из него месили тесто, налепляли его на металлические стенки печки–прачки и испекали. Нам тогда казалось, что вкуснее этой еды нет ничего на белом свете. Потому, что весь собранный урожай отправляли на фронт, оставляя в хозяйстве для раздачи небольшой доли колхозникам за трудодни и на семена. Этой доли семьям, особенно многодетным, хватало ненадолго. Многие семьи голодали.

Зимой мы ходили в школу, после учебы шли за дровами в лес: для школы, колхоза и для войны. Лошади были старые, больные, еле стояли на ногах, молодых, крепких забрали на войну. Вечерами мы шили и вязали – готовили посылки на фронт. Весной на вспашку полей приходилось впрягать быков, а для этого их приходилось долго обучать. Тяжелое бремя войны – нужда и голод, непосильный тяжкий труд, легли на наши плечи, и продолжалось долгих четыре года. С фронта стали приходить похоронки. Женщины – матери, жены, дочери, сестры, убитые горем облачались в черные одежды. Все боялись прихода почтальона, старались избегать встречи с ним.

В нашей деревне была организована «учебка» для молодых солдат. В доме правления открыли для новобранцев столовую. Они жили в каждом доме. К нам посели четырех солдат, парни были из Канашского района. Они уходили рано утром, возвращались только спать. Когда их отправили на войну, поселили двух офицеров из Свердловской области.

Наш отец воевал недолго, его ранило, и он попал в госпиталь Удмуртии в городе Глазово. Об этом мы узнали из письма, которое принесла почтальонка Анна Огромова. На поправку папу отправили домой. Какое это было счастье для нас — не передать словами! Когда он сходил отметиться в военкомат, ему предложили работу на военный завод. Папа тогда собрал семью и переехал в Козловку. Так он стал работать завскладом на заводе, сестра Галя устроилась медсестрой в Беловолжский госпиталь, Валя — бухгалтером в ЖКО, Тамара — в Госбанк, а я ухаживала за больной мамой и младшими сестрами и братом.

Во время войны, как и до войны, по выходным кипела жизнь в Янгильдинской ярмарке. Жители из соседних деревень приходили, меняли излишки овощей и вещи на продукты. Мы, любопытные девочки, бегали на базар смотреть представления. Как-то, помню, приехал человек с коробочкой и белой крысой. А в коробке — треугольные бумаги. Люди подходили к нему, давали деньги, а крыса носиком выталкивала листочек. Жительница нашей деревни Кваскова Серафима долго стояла около него и не решалась испытать судьбу. Ее муж пропал без вести, бедная женщина думала, что его убили. Когда молодой человек прочитал, что было написано «твой муж жив, он вернется», она завыла так громко и заплакала, долго ее успокаивали и не напрасно, ведь после войны он вернулся, и прожили они с мужем Николаем до «Золотой свадьбы».

Известие о победе мы получили на колхозном поле. Всех жителей села собрали у Правления колхоза, подошли строем школьники с криком «Ура!» Выступил с докладом председатель колхоза – Моссолов Архип Андреевич, председатель сельского совета – Товарищев Иван Степанович, директор Семенчинской начальной школы – Кугушева Антонина Степановна, также поздравляли с Днем Победы члены правления колхоза. Народ шумел, кто-то плакал, кто-то радовался. С тех пор прошло много лет, тяжелое было время, но мы всё пережили и не сможем никогда об этом забыть.

Жизнь шла своей чередой. Я вышла замуж за парня из своей деревни — Давыдова Ивана Николаевича. Родили шестерых детей, но муж рано ушел из жизни. Одна осталась с малыми детьми, старшая дочь ходила в восьмой класс, младшему не было двух годиков. Трудно было на одну зарплату поднимать детей. Но всё же все выучились, получили профессии. Сейчас я живу с сыном, имею звание труженика тыла и ветерана труда. Я хочу пожелать всем мирного неба над головой, чтобы никогда больше не было войны, чтобы был мир во всем мире».

Максимова Наталия Ивановна

Семья Мироновых до войны 1934 год Отец - Иван Иванович, мать – Пелагея (слева направо) Нина, Галя, Валя, на руках у мамы Маня, рядом Тамара.

Семья Мироновых до войны 1934 год Отец — Иван Иванович, мать – Пелагея (слева направо) Нина, Галя, Валя, на руках у мамы Маня, рядом Тамара.

Семья Мироновых после войны 1957 год Отец, мать, сестра Галя, брат Гера, Нина с дочерью Ларисой, сын сестры Тамары Владимир

Семья Мироновых после войны 1957 год Отец, мать, сестра Галя, брат Гера, Нина с дочерью Ларисой, сын сестры Тамары Владимир